Телефон: +7 (473) 239-83-93 | Интернет-портал: http://slavdusha.ru | Электронная почта: mail@slavdusha.ru

Андрия Мандич: Черногория должна первой сделать шаг к восстановлению отношений с Россией

Рубрика: Политика. Автор: Редактор.

Приход к власти в Черногории нового правительства во главе с премьером Здравко Кривокапичем, вопреки ожиданиям, не способствовал устранению спорных моментов в двухсторонних отношениях как с соседней Сербией, так и с Россией. Наоборот, кажется, что появились новые поводы для конфронтации. Парламент Черногории в июне принял резолюцию, осуждающую «геноцид мусульман в Сребренице». Этот документ напрямую направлен против интересов Белграда. Что касается отношений с Россией, никакого существенного улучшения двухсторонних отношений пока не наблюдается. Черногория не только не отменила санкции против РФ, но и присоединилась к новым ограничениям.

В Москву недавно приезжал с визитом лидер черногорской партии «Новая сербская демократия» и один из лидеров «Демократического фронта» Андрия Мандич. В интервью ИА REGNUM он рассказал, почему Черногория не спешить налаживать отношения со своими традиционными союзниками, несмотря на предвыборные обещания действующих властей.

Парламент Черногории недавно принял резолюцию о геноциде в Сребренице, которую в Сербии оценили как позорную. Сербские пользователи соцсетей бурно обсуждали роль «Демократического фронта» в этом голосовании и спрашивали, почему депутаты от вашего объединения вообще пришли на заседание парламента, когда обсуждалась спорная резолюция. Как Вы объясните свои действия?

Действительно, резолюция о геноциде в Сребренице — это большой позор для парламента Черногории. Надо отметить, что этот документ очевидно был составлен не у нас в стране. Документ подобного содержания в 2015 году предложила на рассмотрение СБ ООН Великобритания. Но Россия тогда заблокировала резолюцию, которая характеризует сербский народ как «геноцидный». И вот сейчас кому-то понадобилось протолкнуть этот документ в черногорском парламенте.

«Демократический фронт» принял участие в заседании парламента, он дискутировал и объяснял гражданам страны, что это значит для каждого по отдельности. Также мы сообщили на этом заседании, что правительство Здравко Кривокапича, которое вместе с партиями «Демократы» Алексы Бечича и УРА Дритана Абазовича подержало резолюцию, уже не пользуется нашей поддержкой. Так как мы составляем две трети парламентского большинства, мы потребовали пересмотра коалиционных договоренностей. Мы можем подписать новый договор, попытаться восстановить наши отношения и выбрать новое правительство. Если наши партнеры на это не согласятся, тогда, как и во всех других демократических странах, народ вынесет свое окончательное суждение о политике, которую мы проводили.

Тем не менее вы не отправили правительство Кривокапича в отставку. Какие действия вы планируете предпринимать дальше?

Действующее правительство Черногории уже шесть месяцев последовательно душит нашу предвыборную программу, вернее, те ее пункты, которые важны для сербского народа, проживающего в нашей стране. Тут я прежде всего имею в виду ухудшение отношений с Сербией, провозглашение посла Сербии персоной нон-грата, введение дополнительных санкций против России, принятие резолюции о геноциде в Сребренице. Это шаги, которые прямо противоположны нашим предвыборным обещаниям сделать резкий поворот во внешней политике Черногории. Поэтому мы просто были вынуждены заявить, что действующее правительство лишилось нашей поддержки. Спикер парламента Бечич и его партия теперь уже имеют за собой не 41 депутата, сколько им нужно для парламентского большинства, а лишь 14 — столько всего депутатов в парламенте у партий Алексы Бечича и Дритана Абазовича. 27 депутатов от «Демократического фронта» их уже не поддерживает. Мы на днях проведем серию консультаций, и я верю, что мы сможем в рамках этого же парламентского большинства достичь новой договоренности. Мы выступаем за формирование нового правительства с новым премьер-министром.

Недавно в черногорской прессе были опубликованы результаты опроса общественного мнения. Отвечая на вопрос, за кого они бы проголосовали, если бы завтра в Черногории прошли новые парламентские выборы, 31% опрошенных выбрал партию Мило Джукановича, а предпочтение вашему «Демократическому фронту» и «Демократам» Алексы Бечича отдало примерно одинаковое количество опрошенных — 18%. Как события после парламентских выборов в августе сказались на популярности ДФ?

Сначала надо отметить, что этот опрос общественного мнения провела организация, которую финансирует фонд Сороса (организация, нежелательная в России — ИА REGNUM). Это CEDEM (Центр демократии и прав человека — ИА REGNUM). Они постоянно ошибаются в прогнозах результатов выборов, но упорно продолжают свое дело. К тому же с помощью своей медийной платформы — издания Vijesti — они представляют эти результаты как единственные верные. В 2016 году CEDEM публиковал перед выборами результаты опросов общественного мнения, в соответствии с которыми Демократическая партия социалистов могла бы самостоятельно сформировать власть. Также они утверждали, что партия Бечича котируется в два раза лучше, чем «Демократический фронт». А в итоге оказалось всё с точностью наоборот.

Я уверен, что в данный момент коалиция вокруг «Демократического фронта» сильнее Демократической партии социалистов и в несколько раз сильнее партии УРА Дритана Абазовича. Сотрудники посольств некоторых стран Запада советуют организации наподобие CEDEM манипулировать общественным мнением, чтобы создалось впечатление, что граждане Черногории поддерживают недружественную политику по отношению к Сербии и к России. Но это не так. Ситуация в стране совсем другая.

Несмотря на все предвыборные манипуляции, граждане Черногории 30 августа 2020 года победили Демократическую партию социалистов. Это были нечестные выборы, но несмотря на это Джуканович их проиграл. Вы подумайте, какой будет результат, когда в Черногории впервые пройдут честные выборы.

Как Вы оцениваете Ваше сотрудничество с Белградом? Недавно Вы получили в Сербии высокую награду за вклад в развитие двухсторонних отношений. Тем не менее из-за тесного сотрудничества с сербскими властями часть общественности считает Вас проводником интересов Белграда и лично президента Вучича. Как Вы относитесь к таким слухам?

Обо мне и моем коллеге Милане Кнежевиче говорят не только это. Говорят, что мы являемся проводниками интересов не только Белграда, но и Москвы. Но я знаю, что мы действуем, исходя из интересов граждан Черногории, которые отдали нам свои голоса на выборах.

Наши избиратели — это сербы, проживающие в Черногории, это народ, который ничем не отличается от людей, проживающих в Сербии. Поэтому они хотят, чтобы между Сербией и Черногорией были самые близкие отношения. Мы учитываем интересы этих людей и проводим последовательную политику.

Наша программа подразумевает радикальный поворот в отношении политики Мило Джукановича. В данный момент в структурах власти нас представляет премьер Кривокапич на основании тех же голосов, которые на выборах получили мы. Но оказалось, что он вместе со спикером парламента Алексой Бечичем является хранителем достижений режима Джукановича. Как это еще назвать, если он получил голоса на основании одной предвыборной программы, а потом стал проводить политику, диктуемую западными посольствами? Мы хотели избавиться от марионеточного правительства Джукановича, но вместо того мы получили другое марионеточное правительство. Поэтому «Демократический фронт» его не поддерживает и ищет новые решения.

Что касается моих отношений с президентом Вучичем, они на хорошем уровне, и я хотел бы, чтобы наши отношения с сербскими властями только улучшались. Так же как хотел бы, чтобы улучшались наши отношения с Москвой. Я считаю, что это соответствует интересам черногорских граждан.

Ряд региональных СМИ обвиняет Вас в том, что Вы являетесь инструментом в руках Вучича, который он использует для того, чтобы помочь Джукановичу удержаться у власти. У Вас есть комментарий по этому поводу?

Этого просто не может быть, так как Демократическая партия социалистов потеряла власть именно благодаря нашей коалиции «За будущее Черногории». Вокруг нее собраны люди, которые всегда выступали против Джукановича. Мы еще во время референдума об отделении Черногории от Сербии выступали за сохранение общего государства и последовательно проводим эту линию до сих пор. Многие политики, которые выступали с нами в одном блоке, поменяли свои взгляды. В нашем блоке ранее находился и Алекса Бечич, но он уже не разделяет наши идеи, он смирился с тем, что независимая Черногория является членом НАТО, и стал таким же ярым защитником пронатовских взглядов, каким был, например, посол Сербии и Черногории в России Милан Рочен. Это то, что касается политической последовательности.

Что касается конкретных обвинений, подобная практика существовала в Черногории в 1998 году, когда президента Момира Булатовича обвиняли в том, что он является «человеком Слободана Милошевича», а в Джукановиче тогда видели большого защитника демократии и свободы. В итоге оказалось, что Булатович был последовательным политиком, который уважал свою страну, а Джуканович — марионеткой в руках иностранных спецслужб, которые добивались конкретных целей — развалить совместное государство и отделить от Сербии Косово. Теперь повторяется примерно такой же сценарий: Андрия Мандич — это «человек Вучича», они вдвоем собираются сотворить в Черногории что-то ужасное, и поэтому лучше продолжить ту политику, которую проводил Джуканович и которую разрабатывают в посольствах западных стран в Подгорице. Народ здесь понимает, о чём идет речь. Мы не хотим оправдываться, мы работаем в интересах граждан, которые нас выбирали, и так будем действовать и в будущем.

Российская общественность с интересом наблюдала за выборами в Черногории и надеялась, что новое правительство более активно будет работать над улучшением отношений с Москвой. И в первую очередь отменит санкции против России. Ожидания пока не оправдались. С другой стороны, отношения России с Западом обостряются, мы недавно видели, что Киев призывает западные страны объединиться в рамках кампании за «возвращение Крыма» Украине. Существует ли возможность, что Черногория присоединиться и к такой инициативе?

Наша основная проблема — это марионеточное правительство в Черногории. Когда оно создавалось, в этот процесс вмешались разные западные спецслужбы. Их главная цель была не допустить участия представителей «Демократического фронта» в новом правительстве. Было создано экспериментальное «экспертное» правительство. Мы потом увидели, что никакое оно не экспертное — это правительство, которое последовательно выполняет требования НАТО.

Тем не менее у меня лично нет никаких сомнений насчет того, что народ в Черногории не желает участвовать в каких-то украинских инициативах. Все они знают, кто является историческим союзником Черногории уже 300 лет. К тому же надо учитывать то, что Крым вернулся в состав России на основании референдума. Мы сделаем всё, что от нас зависит, чтобы Черногорию не вовлекли в такую инициативу. Более чем очевидно, что подобные идеи выдвигаются для того, чтобы обострить конфронтацию других стран с Россией. Это не в наших интересах. Черногория небольшая страна, мы не можем участвовать в противостоянии сильных государств. Не говоря уже о том, что для Черногории и в историческом, и в экономическом смысле значит Россия.

Но зная, как функционирует правительство, я уверен, что они будут среди первых, кто откликнется на такую инициативу, если будет нужно. Они просто вынуждены следовать инструкциям Запада. Для нас большая проблема то, что в Черногории власти не считаются с волей народа, и мы попытаемся сделать все для возврата к демократическому управлению.

Какова ваша стратегия в этом смысле?

В течение двух недель мы проведем консультации с другими представителями парламентского большинства. «Демократический фронт» предложит несколько вариантов выхода из кризиса. Мы выступаем за достижение договоренностей, за формирование нового правительства. Но не исключено, что западные посольства сформируют новое парламентское большинство, сосредоточенное вокруг лояльных им партий. Если договоренность не будет достигнута, мы вернем наши депутатские мандаты и заново проведем выборы. Я не боюсь народного суда. На муниципальных выборах в городе Никшич, там, где Демократическая партия социалистов была самой сильной, мы их убедительно победили, и мэром города теперь является пресс-секретарь партии «Новая сербская демократия» Марко Ковачевич. А в муниципалитете Херцег-Нови победа была настолько убедительной, что Демократическая партия социалистов почти растворилась. Народ хочет, чтобы в правительстве были его политические представители. То, что сегодня делает правительство Кривокапича, политика, которой оно придерживается по отношению к Сербии и к России, это не то, за что голосовало большинство граждан страны.

Новый туристический сезон в разгаре, но прямых рейсов между Россией и Черногорией всё еще нет. Ощущает ли Черногория нехватку российских туристов? Какие действия предпринимаются для того, чтобы регулярное авиасообщение между двумя странами возобновилось?

Мы с коллегой Кнежевичем в Москве как раз провели ряд встреч, на которых особое внимание мы уделили возможностям углубления экономического сотрудничества с Россией, особенно в сфере туризма, торговли, инвестировании в экономику Черногории. Везде, куда бы мы ни шли, нам говорили о том, что Россия очень разочарована двуличной политикой черногорского правительства, которое получило поддержку народа для того, чтобы улучшить отношения с Москвой, но оно эти отношения еще и портит. Такая политика только препятствует экономическому развитию Черногории, плохие сигналы, которые отсылает Подгорица, не мотивируют российских туристов отдыхать на нашем побережье, не мотивирует российские власти открыть прямое авиасообщение. Инвестиции — это отдельная тема. После 2006 года в Черногорию приходили миллиарды российских инвестиций, сегодня этого нет.
Я полагаю, что правильно было бы, если бы первый шаг сделал тот, кто испортил отношения. А отношения портила Черногория. Мне было бы проще, если бы я мог сказать, что в плохих отношениях виновата Москва, но я должен говорить правду. Правда в том, что Черногория испортила двухсторонние отношения с Россией, себе во вред. Мы должны этого исправить.

Вы упомянули парламентские выборы 2020 года. Мы знаем, что этим выборам предшествовали народные протесты, вызванные ущемлением интересов Сербской православной церкви в Черногории. До сих пор черногорское государство не подписало базовое соглашение с СПЦ. Недавно премьер Кривокапич летал для этого в Белград, но соглашение так и не подписал. Будет ли оно подписано в октябре, как обещал Кривокапич? Повлияет ли оно на положение СПЦ в Черногории?

Я хорошо знаю подоплеку всех этих событий, так как в это время я был в Белграде и встречался с патриархом Порфирием. Премьер Здравко Кривокапич сначала принял решение прилететь в Белград во время заседания Священного архиерейского собора и подписать соглашение. Документ уже был предварительно согласован между правительством Черногории и СПЦ. Но в тот день, когда он должен был прилететь в Белград, позвонил кто-то из западных дипломатов и запретил премьеру подписывать соглашение. Кривокапич все-таки прилетел в сербскую столицу, чтобы сообщить, что документ он не подпишет. Этим он поставил в неудобное положение и патриарха, и архиерейский собор, и верующий народ, и себя. Если он тогда не подписал базовое соглашение, он его никогда и не подпишет.

Получит ли СПЦ в Черногории больше гарантий, если это соглашение будет подписано? Мы знаем, что в спорный закон о свободе вероисповедания уже были внесены изменения, и права СПЦ на территории Черногории были защищены.

Те же силы, которые работали над церковным расколом на Украине, придумали подобный план и для Черногории. Этот план уже реализовался бы, если бы не было народного бунта, великолепных крестных ходов, победы оппозиции на выборах. Я не говорю, что опасность миновала и что авторы проекта не попытаются восстановить его. Мы в парламенте приняли новый закон о свободе вероисповедания, который гарантирует честь, достоинство и право на имущество Сербской православной церкви. Но во всей этой истории была бы поставлена точка подписанием базового соглашения. Не случайно, что Кривокапичу рекомендовали не делать этого. Таким образом сохраняется потенциал для возобновления разногласий.

А так СПЦ существует в Черногории и с соглашением, и без него. Она не может быть уничтожена в Черногории, из нее не удастся сделать какую-то другую церковь, что бы там ни планировали авторы антицерковного проекта.

Церковный раскол в Черногории планировался не сам по себе, а параллельно с другим важным процессом — декодированием национального самосознания черногорского народа. Насколько этот «этнический инжиниринг» в Черногории удался за эти 30 лет правления Мило Джукановича?

Сначала я хотел бы отметить, что «этнический инжиниринг» и церковный раскол — это две стороны одного и того же процесса. В Черногории, пока она была независимым государством, все православные граждане были сербами. Черногорская нация возникла в 1945 году, но и тогда черногорская идентичность не противопоставлялась сербской. Коммунисты, которые создали черногорскую нацию, исходили из того, что черногорская нация произошла из сербской в силу некоторых специфических исторических процессов. Сегодня мы имеем глубокую поляризацию, идеологи проекта отдаления Черногории от Сербии ушли так далеко, что говорят об отсутствии каких бы то ни было исторических и этнических связей сербского и черногорского народов. Они утверждают, что черногорцы — это некие «красные хорваты» или иллирийцы, которые ближе к албанцам, чем к сербам. Но историческая правда возвращается в Черногорию — существуют не два братских народа — сербский и черногорский, а один народ. Тем не менее были два отдельных государства в истории, так же, как и у немцев, и у итальянцев были многочисленные отдельные государства немецкого и итальянского народа. Я возглавляю сербскую партию в Черногории. По данным последней переписи населения 2011 года, в Черногории проживает 30% сербов. Но эта перепись была объективной ровно настолько, насколько и выборы 2016 года. Мы верим, что новая перепись населения, когда не будет насильственной ассимиляции и дискриминации на национальной почве, покажет, что в Черногории проживает сербское большинство.

Источник: www.regnum.ru

Автор: Татьяна Стоянович

 

Об издании

Интернет-журнал "Славянская душа" - независимое общественно-политическое издание, которое освещает наиболее животрепещущие вопросы нашего времени - политические и экономические события; духовную жизнь и духовное развитие общества; межнациональные и межгосударственные взаимоотношения. Среди партнеров издания - авторитетные специалисты в политической, экономической, культурной и иных областях деятельности. Вместе мы творим общее дело – строим новые мосты для единения, культурного и духовного возрождения славянских народов.