Телефон: +7 (473) 239-83-93 | Интернет-портал: http://slavdusha.ru | Электронная почта: mail@slavdusha.ru

Ради кого хорваты отказались от хуторского национализма?

Рубрика: Политика. Автор: Редактор.

Еще в начале декабря аналитики, следящие за настроением хорватского избирателя, прогнозировали новый срок для Колинды Грабар-Китарович (на тот момент — президента страны). Однако уже первый тур показал, что фаворитом предвыборной гонки в Хорватии стал ее оппонент Зоран Миланович, а после второго тура разрыв между кандидатами увеличился в разы.

Голосовали и злились

По итогам президентских выборов Хорватии было отмечено, что участие в них приняли 2 053 848 граждан из зарегистрированных 3 734 115, то есть более 55% избирателей. При этом за представителя Социал-демократической партии (СДП) Зорана Милановича отдали голоса 1 034 389 человек, (52,6%), а за ставленницу ультраконсервативного Хорватского демократического содружества (ХДС) Колинду Грабар-Китарович – 929 488 человек (47,3%). 89 415 бюллетеней были признаны недействительными (4,35%).

Любопытно, что больше всего голосов за Милановича отдали в Загребе и в Истрии, где традиционно проживают различные национальные меньшинства (сербы, итальянцы, словенцы, евреи и те, кто определяет себя истрийцами, потомками древнего автохтонного населения полуострова). Меньше всего — в Славонии, ранее входившей в состав самопровозглашенной республики Сербская Краина. Основные ее жители — хорватские семьи, в 90-е бежавшие от этнического конфликта и впоследствии вернувшиеся с соответственным настроем, либо идейные хорваты, поселившиеся на месте бежавших или убитых сербов.

Показательно и то, как голосовали за рубежом. За исключением Ирландии, населенной преимущественно уехавшей за лучшей долей хорватской молодежью, традиционалистские диаспоры отдавали голоса, в основном, за Колинду (45 311 против 6 222 — за Милановича). Хотя зарубежные голоса, как видно из общего результата, никакого влияния на исход президентских выборов не оказали.

Не повлияло на него и голосование в соседней Боснии и Герцеговине, где процесс вызвал небывалый ажиотаж у боснийских хорватов. Особенно — в Мостаре, который те негласно считают своей столицей. Чтобы проголосовать там, люди выстраивались в длинные очереди. В интервью народный лидер боснийских хорватов Драган Чович заявил, что «поддержит существующий курс хорватского государства», то есть Грабар-Китарович, которая особенно в последний год своего президентства активно вмешивалась в дела БиГ, пытаясь добиться учреждения там отдельного от бошняков хорватского энтитета (в Президиум БиГ благодаря голосам мусульман был избран лояльный сараевским мусульманским политикам и не признаваемый хорватами за лидера Желько Комшич). Миланович же каких-то особых шагов навстречу своим боснийским соотечественникам не обещал.

Вопреки самому удобному  – эмигрантскому — патриотизму, долгое время пестовавшему миф о национальной исключительности хорватов на Балканах, основная часть населения от этого декларативного патриотизма и сопряженных с ним ксенофобии и сербофобии откровенно устала. Тем более, что ХДС – партия, созданная в концы 80-ых первым президентом Хорватии Франьо Туджманом и изначально нацеленная на сецессию, — за время своего правления не сделала по сути ничего, чтобы улучшить жизнь сограждан.

В своей заключительной речи Грабар Китарович с мягкой улыбкой истинной арийки поблагодарила соотечественников, признала поражение, пообещала передать власть без эксцессов (что удивительно, так как ее предвыборная кампания велась достаточно агрессивно), а также «напомнила», что «кровь защитников» и «Отечественная война» (за выход из состава Югославии — прим. ред.) по-прежнему остаются «священными столпами Хорватии». При этом она пообещала своему избирателю, что «останется с Хорватией», займется докторской, а вернувшись домой, послушает своего любимца Марко Перковича «Томпсона» (этот певец в своих музыкальных номерах героизирует «подвиги» приспешников Гитлера и их наследников 90-ых – усташей).

Оставшиеся в предвыборном штабе экс-президента самые верные сторонники, которым был сервирован ломившийся разнообразными яствами стол, на камеры тележурналистов не скупились на эмоции и резкие формулировки:

 — Что ищет коммунист у хорватов, которые борются за свое государство?

— Это католическая Хорватия, и мы здесь главные!

Еще много говорили о четниках, сатане, пятиконечной звезде и угрожали журналистам «устроить инциденты». Кстати, до этого, у столичного избирательного участка, куда пришел голосовать Миланович вместе с супругой Саней Музич Миланович, его словесно атаковал юрист Бранимир Йович, обозвавший кандидата «коммунистом», «комиссаром», который «лжет». Миролюбивый жест рукопожатия Йович отверг, поскольку Миланович ранее «не протянул руки президенту», то есть Грабар-Китарович.

В штабе ХДС также ругали выбывшего из борьбы после первого тура «народного певца» Мирослава Шкоро, отобравшего у Колинды часть голосов националистически настроенного электората (более радикальной его части). А еще лидера ХДС, премьера Андрея Пленковича, завалившего выборы. Причем об этом говорили не только рядовые фанаты Колинды, но и представители партийной верхушки – Васо Бркич и Миро Ковач. Сам Пленкович, в свою очередь, попытался списать неудачу кандидатки на те самые испорченные бюллетени, которые якобы были сфальсифицированы.

Многие гости предвыборного штаба ХДС тотчас покинули его, как только стали известны первые результаты подсчета голосов (отнюдь не в пользу их ставленницы).

Время других песен

В отличие от оппонентов, в предвыборном штабе СДП стол был скромным – кроме традиционного бурека гостям больше ничего не предлагали. Зато там было шумно и весело. И никто не ушел. А когда стало окончательно понятно, что победа за Милановичем, зазвучали не какие-нибудь пвсевдоэтнические тамбурицы или патриотические хрипения «Томпсона», а запись одной из любимых песен победителя – You Got the Love британской группы Florence and the Machine.

Ранее на дебатах с Колиндой, отвечая на вопрос о любимой песне (мадам-президент, ранее признававшаяся в любви к «Томсону», внезапно назвала один из хитов звезды сентиментального хорватского шансона Оливера Драгоевича), Миланович, в свою очередь, рассказал, что формировался в эпоху new wave, и потому предпочитает именно этот стиль.

И в других своих пристрастиях он показался прогрессивнее своей оппонентки. Колинда в качестве любимого фильма назвала «День независимости», «потому, что вся земля объединилась против общего врага». Миланович назвал эту картину «ужасным китчем» и сказал, что очень любит «Однажды в Америке» Серджио Леоне. Что, конечно, серьезно добавило ему голосов.

Он и в целом старательно избегал идеологических клише своей предшественницы. Например, резко критиковал постулат ХДС «о единстве армии и католической церкви», напомнив, что в Хорватии живут не только католики, но и представители других конфессий, а также атеисты. Неслучайно в городке Петринье в день тишины агитировать против него вышел священник, видимо посчитавший, что его сутана выше гражданских законов. Но не вышло, и это нарушение было зафиксировано.

Зоран Миланович подал четкий сигнал хорватскому обществу, изрядно уставшему от демагогии про «кровь героев» и «сербскую агрессию», от черных пилоток-бустин и букв U с характерными ушками (символ усташей), от апологетики жуткого концлагеря Ясеновац, уличного насилия и того, что их страна выступает пугалом для всех остальных Балкан, — что он другой. Нормальный, прогрессивный, толерантный европеец, чуждый нетерпимости. Когда в своей победной речи он поблагодарил соперницу, а в ответ раздался характерный свист, Миланович прервал его жестом руки и словами: «Нет-нет! Мы и так жили в подобной атмосфере все предыдущие пять лет, пусть больше такого никогда с нами не будет».

Так кому этот подарок?

Казалось бы, осталось только порадоваться за Хорватию, которая, отринув кондовый национализм, двинулась в сторону либерализма. А если брать во внимание ориентацию партии победителя, то и в сторону социального государства, в котором все равны перед законом. Но не все так просто и однозначно.

Во-первых, следует помнить, что за Колинду Грабар-Китарович отдали голоса около миллиона человек. Да, сейчас они  раздосадованы, разочарованы, но никуда не делись. ХДС, созданная зловещим Туджманом, намеренно в свое время разбередившим на югославской земле затянувшиеся раны сербо-хорватского конфликта, по-прежнему в силе. Не для того создавалась она, чтобы вот так просто уйти в тень или вовсе с политической арены.

Вспомним и про миллион не голосовавших хорватских граждан, среди которых, безусловно, есть разные люди. И сторонники правого певца Мирослава Шкоро, и правого же ультрарадикала, ветерана чернорубашечного военнизированного движения «Хорватские оборонительные силы» Анте Джапича. Для таких даже Колинда – «предатель», поскольку всякий раз оправдывалась за любое публичное появление усташского девиза «За дом готов!» и нападения на сербов, пыталась мириться с внедрением сербской кириллицы в некоторых восточных общинах и прислушиваться к голосу местных сербских политиков, участвовала в официальных церемониях памяти жертв Ясеноваца (концлагеря для сербов, цыган и евреев времен Второй мировой — прим. ред.), поощряла проведение гей-парадов… И эти люди тоже существуют. И они по-прежнему не против строить и «защищать» хорватское государство на своей лад.

Теперь разберемся с фигурой непосредственно Милановича, которая имеет и темную сторону. Своеобразной лакмусовой бумагой для хорватских политиков является пресловутый «сербский вопрос». Во время дебатов с Колиндой именно Миланович поднял эту тему. Он раскопал у Грабар-Китарович сербские корни и сделал вывод, что «она по этой причине не может эффективно управлять хорватским государством». Та не осталась в долгу и напомнила оппоненту, что его предок был не командиром партизан, как тот заявляет повсюду, а воеводой четников (командиром королевской армии Югославии, сражавшейся одновременно с немецкими оккупантами, хорватскими усташами и красными партизанами — прим. авт.), который только в последние годы войны, — когда понял, что дело терпит крах, — примкнул к армии Тито. Ранее сам Миланович называл нынешнего сербского лидера Александра Вучича «четником», заявлял, что если он станет президентом, «нога лидера Сербии никогда не ступит на хорватскую землю». А все по причине отказа Белграда признать вооруженный бунт хорватских сепаратистов 90-ых «сербской агрессией».

На последних теледебатах Миланович и Грабар-Китарович сошлись лишь в одной формулировке, которую выдал городу и миру опять же Миланович: «нынешняя Хорватия сильнее Сербии». Следовательно, в начавшемся году Загреб, председательствуя в ЕС, будет, по словам новоизбранного президента «продолжать давить». То есть шантажировать Белград по поводу якобы пропавших без вести в 90-ые хорватов (о судьбе которых Сербия вряд ли имеет полную информацию, поскольку конфликт был в непризнанной республике Сербская Краина — ныне это территория Хорватии). На деле же «давить» будут по указке западных кураторов за то, что Сербия не желает признавать отторгнутое от нее Косово независимым государством и вступать в НАТО. Стало быть, и вступления в ЕС сербам пока не видать.

Можно также вспомнить, что в свое время, будучи премьером, Миланович совершенно по-хамски объявил Сербии транспортную блокаду из-за проникающих с ее территории в Хорватию мигрантов. А когда в ответ на это Белград подал жалобу в Брюссель, обозвал соседей «попрошайками».

Впрочем, для хорватов, уже четверть века как независимых, проблемы взаимоотношений с Сербией вряд ли стоят на первом месте. Но и с экономикой и социальными гарантиями у Милановича тоже не все в порядке. Он возглавил правительство в 2011-ом и подал в отставку в 2015 году по причине разгоревшегося после вступления в ЕС экономического кризиса. В ходе него Зоран совсем не по-социал-демократически спасал банки и крупный бизнес. А простым труженикам досталась новая версия закона «О труде», существенно урезавшая их права. Работодателям стало намного проще увольнять сотрудников, им перестали доплачивать за переработку…. Каких-то существенных признаков, что новый президент собирается что-то поменять в этой сфере, нет. Впрочем, как говорят аналитики, он может легко откреститься от этих вопросов, возложив оные на плечи правительства, поскольку, согласно хорватскому законодательству, президент контролирует только внешнюю политику, армию и спецслужбы, а также следит за исполнением конституционных норм.

Те же аналитики замечают, что, да, хорватское общество устало от националистического популизма. Но не меньше устали от него кураторы поглощения Балкан западным геополитическим проектом. Не очень вяжется весь этот неоусташский шовинизм с декларируемыми нормами современной демократии. Поэтому на троне Миланович больше для них, чем для рядового хорватского потребителя. Картинка должна быть безупречной. А поставленный на ключевое место лидер — по-прежнему исполнительным.

Автор: Алексей Топоров

Источник: www.balkanist.ru


Об издании

Интернет-журнал "Славянская душа" - независимое общественно-политическое издание, которое освещает наиболее животрепещущие вопросы нашего времени - политические и экономические события; духовную жизнь и духовное развитие общества; межнациональные и межгосударственные взаимоотношения. Среди партнеров издания - авторитетные специалисты в политической, экономической, культурной и иных областях деятельности. Вместе мы творим общее дело – строим новые мосты для единения, культурного и духовного возрождения славянских народов.