Телефон: +7 (473) 239-83-93 | Интернет-портал: http://slavdusha.ru | Электронная почта: mail@slavdusha.ru

В краю славянских городищ

Рубрика: История. Автор: Павел Попов.

Уникальнейший природно-исторический комплекс, ценность которого пока не осознают даже сами воронежцы, существует не за тридевять земель от города Воронежа, а рядом с ним – в междуречье рек Воронеж и Дон. Частично – даже на территории города!

Особенно примечателен высокий правый берег реки Воронеж и Воронежского водохранилища к северу от города, где в мощной дубраве над обрывами сохраняются древнеславянские городища. Это – свидетельство древнейшего заселения междуречья на рубеже VIII и IX веков. Это одно из самых весомых исторических обстоятельств, которое тесными узами связывает славянские народы. Вернее, оно демонстрирует их общую, изначально единую древнеславянскую культуру.

Нигде более в Центральном Черноземье не сохранилось таких природных и исторических богатств, вступивших в неразрывную связь. Далеко растянувшаяся дубрава растет на одном месте уже более четырех тысяч лет и скрывает под своей сенью бесценные памятники археологии: прежде всего многочисленные славянские городища, селища и могильники.

Ученые и краеведы безуспешно пытались отыскать на карте «летописный Воронеж» XII века. Самые нетерпеливые патриоты имели в виду не реку, а город, и порывались совместить его с нынешним городом Воронежем. Между тем в тени часто остаются не таинственные, а реальные остатки городов, целой цепью стоявших на правобережье. Задумайтесь: только в административной черте современного города Воронежа – более 10 обнаруженных городищ, относящихся к раннему железному веку и к древнеславянскому периоду…

Это, безусловно, комплекс общероссийского и общеславянского значения, и он рано или поздно должен заявить о себе как редчайший заповедник. Сегодня необходимо предпринимать все шаги для его изучения и сохранения.

Археологическое изучение здешних славянских памятников и их трудное, извилистое осмысление шло в относительно недавнее время – с конца XIX века и до конца XX-го.

В XIX веке историки были очень далеки от познания истины. Лишь в начале 1890-х годов краеведы-любители, аптекарь Леонид Вейнберг и литератор Евгений Марков, совершили первое обстоятельное путешествие по замечательным древним памятникам Подворонежья – по красивейшим обрывистым горам и таинственным городищам. Но первопроходцы сочли найденные городища не славянскими, а «хазарскими», приписали их другому народу. Только в советское время, в 1928 и 1929 годах, под руководством ленинградского специалиста Петра Ефименко состоялись первые подлинно научные раскопки городищ и соседних могильников. В последние годы славянское заселение реки Воронеж нашло обобщающее логическое истолкование в работах профессора ВГУ Анатолия Винникова. Уточнена, в возможных пределах, датировка городищ: они существовали примерно с конца VIII по начало XI века. Их сплошная цепь тянулась от Рамонского городища до устья реки Воронежа, до ее впадения в Дон. Речь идет именно о реке Воронеж, ибо более южные славянские городища на Дону возникли немного позже, примерно в IX веке, хотя памятники на обеих реках относятся к общей боршевской археологической культуре. На Воронеже выделена более ранняя керамика: она сопоставима с посудой VIII века, выкопанной на Днепровском Правобережье, на территории нынешней Украины.

Итак, по всем признакам, самая первая волна славянской колонизации Подонья приходится на рубеж VIII и IX столетий. Именно тогда племена Поднепровья прибыли на реку Воронеж, на ее особенный высокий берег, покрытый густыми дубовыми массивами и изрезанный глубокими оврагами. В культуре поселенцев археологи находят черты вятичей, полян, северян, так что утверждать, что здесь обитало какое-то одно известное славянское племя, невозможно. Но именно этот племенной союз очень плотно заселил реку и оставил нам в наследство множество археологических памятников.

Кузнецовское городище на территории санатория имени Горького, городище «Михайловский кордон» над Рыбачьим поселком, Белогорское на Белой горе, Животинное вблизи села Староживотинное… О здешних населенных пунктах условно говорят как о городах, так как их отличительными особенностями были оборонительные сооружения: земляные валы с деревянными крепостными стенами, рвы, искусственно подрезанные (для увеличения крутизны) склоны холмов. Я обратил бы особое внимание на выбор мест для крепостей. С градостроительной точки зрения, они очень схожи с местами городищ на территории Украины, в том числе местом древнейшего Киева. Городки ставили на высоких мысах, «лицом» к главной реке (на Украине – Днепр, в Подворонежье – река Воронеж) при впадении в нее второстепенной реки (часто текшей в большом овраге). Так речные преграды прикрывали мыс с двух сторон. С третьей стороны обычным препятствием был еще один глубокий овраг, часто болотистый, а с четвертой, нагорной – непроходимый лес. Въезд в город устраивали из леса, прорезая вал воротами.

«Воронежские» славяне не входили в состав Древнерусского государства по крайней мере до второй половины X века. Их самобытная культура, в переделах освоенного ими своеобразного междуречья Воронежа и Дона, была относительно замкнутой, изолированной. Они сохраняли сравнительно примитивное производство глиняной посуды, не предназначенной для торговли, – не перешли на широкое использование гончарного круга. Пожив здесь около 200 лет, эти славяне приблизительно в конце X – начале XI века покинули свои города и соседние поселки. Наши археологи уверены в мирном уходе населения, без военных действий: нет следов побоищ или пожарищ, жители городов увезли с собой основные вещи. Причины точно не установлены, но предполагается, что они испугались половцев или печенегов.

Куда переместились беженцы, археология установить не в силе. Но можно допустить частичное обратное переселение славян – с востока на запад, ближе к родине предков.

В древнейшей «Повести временных лет» под 988 годом (год крещения Руси) сообщается, что князь Владимир Святославович начал ставить новые города в округе Киева для защиты от печенегов, привлекая «мужей лучших» из различных районов Руси и населяя ими города. Значит, никак не сбросишь со счетов и такую возможность: наши, воронежские, «мужья лучшие» принимали участие в приумножении и укреплении Киевской Руси…

Менее чем через 100 лет – приблизительно в конце XI века, когда началась феодальная раздробленность Руси, – на берега реки Воронеж пришли славяне второй волны. Они обладали более высокой техникой гончарного производства, что и выдает их культуру. Они не образовали столь много новых селений, как их предшественники. При них верховья реки Воронеж вошли в состав Рязанского княжества. Применительно к ним уже можно употреблять слово «русские», а связь древнерусской культуры с древнеславянской остается несомненной.

Ярким доказательством этой связи служит топонимия. Правда, изучение раннесредневековых названий городов и рек чрезвычайно затруднено из-за отсутствия письменных памятников. Однако топонимия сама по себе стала своеобразным документом. К счастью, на географических картах находим давние топонимы, которые намного старше имеющихся письменных первоисточников. В различных восточнославянских регионах повторяются названия рек или населенных пунктов Воронеж, Трубеж, Рамонь, Усмань, Девица, Ведуга… Порой такие топонимы каверзны: не имеют ни датировки, ни точной расшифровки. К сожалению, очень часто топонимисты считают непонятные названия иноязычными, но суждения основаны лишь на внешнем созвучии названий, а не на поиске природно-географического содержания забытых слов, как того требуют подлинно научные принципы. Тем увлекательнее розыск их общих славянских корней. И думаю, что многие разгадки обязательно состоятся в будущем…

 


Об издании

Интернет-журнал "Славянская душа" - независимое общественно-политическое издание, которое освещает наиболее животрепещущие вопросы нашего времени - политические и экономические события; духовную жизнь и духовное развитие общества; межнациональные и межгосударственные взаимоотношения. Среди партнеров издания - авторитетные специалисты в политической, экономической, культурной и иных областях деятельности. Вместе мы творим общее дело – строим новые мосты для единения, культурного и духовного возрождения славянских народов.